Persian Powder: Дизин

POKATUSKI & MATTERHORN

Persian Powder: Дизин

100 км от Тегерана,
28 км трасс (over 9000 вне трасс)
Федоров Олег:

"После такого Нового года с побегами от охраны небоскребов, шоу возле Бурдж Халифы, пустынями, пауками нам начало казаться, что самая крутая часть путешествия уже позади, и Ирану не переплюнуть Дубай, а нас уже ничем не удивить. [Спойлер: мы жестоко ошибались!]"

Фотографии: Донцов Евгений, Федоров Олег, Демин Никита, Кристиан
Перелет из Дубая до Тегерана занимает всего полтора часа, на протяжении которых в ясную погоду можно рассматривать параллельные гряды горной системы Загрос.
Ребята не знали, что для меня главным вопросом было "прилетел ли мой багаж и баллон лавинного рюкзака, спрятанный в нем". (Читайте тут леденящую душу историю провозки лавинного рюкзака). На привычной багажной ленте показался мой чемодан. Он открыт; смотрим внутрь - О, Господь, баллон на месте! В приподнятом настроении идем менять деньги и искать местные симки. Какой разительный языковой контраст с Дубаем – поговорить по-английски оказалось ни с кем невозможно! Из доступных нам способов осталась только пантомима (я сразу же вспомнил шутки друзей за две недели до поездки о том, что пора учить фарси). Надписи не дублируются на других языках, кругом одна вязь, ситуация осложняется тем, что даже цифры у них отличаются по написанию, хотя все та же десятичная система. Разумеется, через некоторое время мы научились разбирать, где какая цифра: их обозначения не лишены логики.

Ну давай, добудь себе еды!
После обмена долларов на риалы каждый почувствовал себя миллионером: миллион риалов в Иране – самая крупная купюра. Самая мелкая, кажется, 10000.
СИМок с интернетом оказалось всего две на весь аэропорт. От них было мало радости, потому что интернет в Иране в основном только по GSM и чрезвычайно неторопливый. Конечно, после России в любой другой стране покажется, что с интернетом на новом месте все плохо; но есть в этом и своеобразный плюс – в Иран можно ездить лечиться от интернет-зависимости :).
советы путешественникам
К слову о деньгах и ценах: иранцы гораздо охотнее принимают доллары, чем риалы, но цена в риалах всегда значительно ниже, что логично.
Поэтому менять деньги нужно обязательно.
Через полчаса нас встретил по предварительной договоренности с Кириллом наш водитель – интеллигентного вида иранец средних лет, с забавным для русского уха именем – Милаш. Нашему плану добраться до Gajereh этой же ночью не суждено было реализоваться: внезапный сильный снегопад и сошедшая сель заблокировали обе дороги в Дизин. Известие о таком сильном снегопаде меня, конечно, очень раззадорило – для внетрассового катания все складывалось удачно.
Поскольку мы даже не успели выехать далеко за пределы Тегерана, Милаш предложил вернуться и переночевать у него в загородном доме, на что мы с удовольствием согласились, не раздумывая долго над тем, стоит ли перед принятием щедрого предложения соблюсти Иранский Тааруф.
советы путешественникам
Мы были предупреждены о чрезвычайной предупредительности и гостеприимстве Иранцев, которые часто выражаются в феномене, который они называют Тааруф. Это своего рода социальный обряд, в ходе которого тебе с невероятной щедростью что-то дарят, или предлагают какую-то услугу, от которой, по-хорошему, принято отказываться три раза, чтобы не предоставлять излишних неудобств другому человеку. И если после третьего раза человек не отказывается от своего намерения – значит, он действительно хочет оказать вам такое внимание.
Конечно, на следующий день у нас была запланирована каталка, и терять целый день очень не хотелось, но делать нечего, поэтому мы решаем ждать утра. Милаш расстелил нам прямо на коврах на одном из этажей своего дома, и мы по очереди отрубились. На следующее утро, проспав установленное время подъема на 4 часа и замечательно позавтракав, мы снова выехали в горы. С нами все это время на связи был наш русский знакомый, работающий в Тегеране, который периодически вел переговоры с водителем на фарси, когда мы переставали друг друга понимать на ломаном английском. Он же нас уверил, что дороги уже расчищены, и что сегодня мы все-таки доберемся до отеля.
Горы Alborz старые, со всеми чертами, присущими старым горам. Они совершенно не похожи на Кавказ или, скажем, Доломиты; и все же им нельзя отказать в своей красоте. Скал практически нет, горы выглядят пологими, контуры сглаженные. Тем не менее, эти горы весьма высокие, а Дизин со своими 3500 метрами на верхней точке подъема входит в самые высокогорные курорты мира. Склоны безлесые, каменистые, со множеством осыпей.

Наблюдать за меняющимся пейзажем всегда любопытно, когда из долины въезжаешь в горы, за тем, как постепенно пропадает растительность, появляется снег на склонах ущелий и как становится холоднее. Всегда во мне просыпается этакое сказочное ощущение из детства, составленное из нетерпения и любопытства, и желания скорее увидеть, что скрывается за следующим изгибом горного серпантина.

Дорога заняла около 2.5 часов (125 км), в течение которых мы дружно глазели по сторонам и снимали полукосмические пейзажи. Когда осталось с десяток километров до Дизина, нас накрыл сильный буран, и видимость стала нулевой; снегопад был действительно сильный.
Деревня Gajereh
Два больших корпуса под горой - наш отель в котором, кроме нас, почти не было туристов.
Милаш выгрузил нас около шлагбаума, потому что въехать в горку не смог (ведь он был без шипованной резины, действительно, зачем зимой шипованная резина), и попрощался с нами, клятвенно пообещав не опаздывать и приехать за нами ровно в 12 утра 6 января.
Пока мы ходили кругами в поисках людей, нам навстречу выехал снегоуборочный трактор с приветливым старичком-Персом за рулем. Увидев наши сумки, он стал махать руками и показывать на ковш своего трактора – ну, чем черт не шутит, сложили ему в ковш наши баулы. Неистовые жестикуляции руками не прекратились, и следом за вещами пришлось залезть в ковш и нам самим. Мужик покатал нас таким образом в ковше по территории и сгрузил у парадного входа отеля.
На ресепшн мы выяснили, что подъемники и курорт все равно закрыты из-за непогоды, так что мы ничего не потеряли, кроме того, что на катание у нас оставалось всего 4 дня. Зато в отеле был wi-fi, который мы приняли как божие благословение, несмотря на то, что он был всего 25 кб/сек. Кроме нас в корпусе не было вообще никого, за исключением забавного персонажа – итальянца из Флоренции, который фрилансит в Дубае и прилетает в отпуск в Иран покататься на лыжах. Итальянец был слегка подшофе и предлагал нам тоже, за компанию, впрочем, мы были слишком измотаны переездами, чтобы принять его идею с воодушевлением.
ride hard or stay home

Дизин

Со следующего утра наконец-то
началась долгожданная каталка!
Такси искать не пришлось – от отеля ходит полноценный скибас. Дизин оказался совсем рядом – за одним перегибом серпантина, через хребет; формальное расстояние всего 2 километра. По пути между Дизином и Gajereh находится некурортный поселок, в котором можно закупаться недорогой едой, брать напрокат оборудование дешевле, чем непосредственно в Дизине, и, возможно, там реально найти себе вписку на каучсерфе, или просто походить по домам, эксплуатируя Иранское гостеприимство.
схема трасс. ключевое слово "схема". http://www.dizinskiresort.com
Дизин (Dizin)
Дизин представляет собой с десяток строений, из которых два – это отели Дизин 1 и Дизин 2. Есть прокат горнолыжного оборудования: совершенно без изысков, но если вам вообще не на чем катать, карвы вы себе там, конечно же, найдете, но не более. Оборудования для фрирайда нет от слова совсем; лавинных рюкзаков, щупов, биперов, фрирайдиков или беккантри вы там не отыщите, поэтому все везти надо с собой. Зато довольно много инструкторов из числа персонала курорта, которые всегда готовы предложить свои услуги гида; нам даже не пришлось искать гида специально, потому что к нам подошли за первый день три человека с визитками, и мы выбрали наиболее подходящего нам. Лавинная подготовка у этих импровизированных гидов чаще всего страдает, но она есть, и, по крайней мере, она была точно получше нашей.
В целом существует только 2 дороги в Дизин: северная и южная, причем южная чаще бывает закрыта из-за непогоды, потому что она проходит через серьезные перевалы; она и была закрыта все время нашего пребывания. Зато северная дорога длиннее; южная же начинается серпантином из Дизина, продолжается через перевал и проходит через два других горнолыжных курорта – Дарбандсар и Шемшак. Долина Дизина по форме напоминает большую чашу, открытую только со стороны въезда в Дизин по северной дороге.

Серпантин из Дарбансара в Дизин через перевал
Все склоны и вообще вся катабельная сторона чаши – северная сторона горы, окруженная хребтами с краев. Поэтому даже в солнечные дни, к сожалению, солнца достается очень мало, в основном с утра, и около 2–3 часов дня склоны уходят в тень. Практически отовсюду видна геометрически безупречная вершина Дамаванда, который чуть-чуть уступает Эльбрусу по высоте, но невероятно при этом красив и является одним из символов Ирана. Подъемников несколько на весь курорт: две линии кабинок, одна в две очереди и повыше, вторая - в одну очередь и пониже; около 7 кресельных подъемников. Нижняя станция подъемника находится на высоте аж 2700 метров.
Кабинки, конечно, заслуживают отдельного упоминания,
как и весь сервис в целом!
Со времен Шаха, к сожалению, ничего не менялось, и почти вся инфраструктура 70-ых годов; жаль, что при колоссальном потенциале, заложенном в этих горах, технологически реализовано так мало. В 4-местных кабинках по факту нормально могут уместиться двое, в тесноте – трое. Широкие лыжи приходилось брать внутрь кабинки, но они не помещались по высоте, и в итоге торчали на полметра вверх в щели между дверями "яйца". Двери кабинки же закрываются руками, и никакой страховки нет – при желании их можно открыть настежь прямо на полпути. Они могут даже сами распахнуться, но нам с этим повезло, и желания проверять не было. В общем, с технологической точки зрения – сервис на грани фантастики, но это в некоторой мере окупается доброжелательностью и предупредительностью персонала.


Верхняя точка подъемников. Позади видна г. Даваманд.
Сезон официально длится с конца ноября по апрель, но high season – это конец января–февраль. В декабре еще откровенно маловато снега, и пухляк точно надо ловить в начале февраля. Тогда же, вероятно, и находится пик посещаемости курорта; во время нашего пребывания Дизин был полупустой. На Новый год там тоже нет какого-то особенного ажиотажа, скорее всего потому, что для Иранцев гораздо более важен Новруз, который отмечается во время весеннего равноденствия, и заменяет собой Новый год. Любопытно, что пятница у иранцев официальный выходной, и курорт не работает.

В целом горные лыжи и сноуборд – это слишком дорогой спорт для рядового иранца, и на курорте полно иранской золотой молодежи и людей не самого простого происхождения. Таких видно по прокачанному экипу, который не уступал нашему, и даже в отдельных случаях превосходил: на курорте постоянно пасутся фрирайдеры, которых было не меньше процентов 10 от общей массы катающихся. На склоне вы можете легко повстречаться с каким-нибудь известным иранским киноактером (что, собственно, у нас и случилось, но мы не прониклись моментом, потому что мы, в отличие от нашего гида, не знали иранских актеров).

ride hard or stay home

Часть II

Афшин Рамезани
Нашего гида мы встретили случайно, когда столкнулись в кафешке со сложностями коммуникации на английском с персоналом. Афшин пришел к нам на помощь в переговорах, а после вручил свою визитку. Вечером того же дня мы с ним созвонились и договорились о цене и наших планах.
Больше всего нас, конечно же, интересовали возможности внетрассового катания, и вот что здесь можно рассказать. Здесь взаправду самый легкодоступный и классный пухляк среди тех мест, где мы были. Фактически, для внетрассового катания пригодна вообще вся внутренняя поверхность чаши Дизина, причем до любой стартовой точки можно доехать траверсом от верхних станций подъемников. Парочка самых интригующих креселок, ведущих к вкусным кулуарам, была закрыта из-за непогоды (или лености персонала), но с верхних станций кабинок тоже можно было забраться практически в любую точку хребта.
Разнообразие спусков огромное, начиная от просторных снежных полей до ущелий, скальных стенок с козырьками, дропов и замечательных извилистых кулуаров. И все это доступно просто при съезде c трассы. Собственно трасс там всего проложено несколько, а все остальное – неограниченный простор для фантазии.
Вопреки моим ожиданиям, мы не попали на тот самый "паудер", потому что сильный ветер сдул свежевыпавший снег; но пухляка все равно оказалось достаточно. Кроме нас его здесь просто никто не ест, ведь оборудования для фрирайда (начиная с фрирайдовых лыж) у большинства иранцев нет, поэтому весь off-piste был наш. И несмотря на то, что снежный покров был достаточно старым, все равно было полно мест с нетронутой девственной целиной, которую нам удалось взрезать. Снег замечательный, чем-то похож на Шерегешский, судя по рассказам. Ощущение "парения", когда едешь по нераскатанному полю глубокого снега, на котором до тебя не было ни одного следа –да детка! Это вот ощущение – оно то самое. Кто пробовал – тот поймет, о чем я. Все стоило этого, все этим окупается.
Чаша Дизина расположена очень удачно с точки зрения расширения возможностей фрирайда за пределы самого курорта. Во-первых, есть замечательный сложный спуск через западный гребень в сторону нашего отеля Gajereh. Психов, готовых кататься там, единицы, что гарантирует нераскатанную целину. Помимо привлекательности маршрута самого по себе, гипотетически таким образом можно доехать на лыжах прямо до гостиничного комплекса, что весьма здорово. Склон освещен лучше, чем основная зона катания, и снега на нем меньше. Именно это было критическим моментом, из-за которого мы решили не соваться на этот склон до поры; там просматривались осыпи и большие проталины. В феврале, по словам гидов, этот маршрут вполне реален.

Пара слов про
Афшина Рамезани:
Наш гид оказался замечательным и позитивным человеком. Он альпинист, профессиональный фрирайдер и скитур гид, к тому же он хороший друг Sina Shamiyani (это один из главных актеров и участников фильма "Salam Azizam") и участник We Ride In Iran (впрочем, мы и так достаточно хвастались тем, что тусуемся с ними)). Со снарягой, конечно, беда – ни бипера, ни противолавинного рюкзака у него не было (на вопрос о том, какой у него бипер, он "остроумно" пошутил, вытащив из внутреннего кармана электробритву), но теоретическая подготовка по лавинной безопасности у него все же хорошая, поэтому мы решили доверяться ему в выборе спусков; к тому же он хорошо знал местность.
Другой перевал, который разделяет долину Дизина и Дарбандсара, открывает вообще безграничные возможности для внетрассового катания. Во-первых, всегда можно вернуться наверх в Дизин по дороге из Дарбандсара. Во-вторых, можно достаточно просто добраться до зоны катания Шемшака. Склоны в эту сторону сложны и были лавиноопасны в данный момент из-за ветрового переноса. Будь у нас больше времени, мы бы дождались большей стабильности покрова и затестировали бы их; возможно, в следующий раз, если мы туда вернемся, то начнем именно с этих склонов. Выйти на сам гребень не составляет никакого труда, если стартовать от верхней станции креселки – там всего метров 100 вверх по осыпи. Но на 3500 метрах высоты, загруженные оборудкой под завязку, мы прокляли все на свете, пока лезли туда. Из долины Дизина в Дарбандсар дует жесточайший ветер, который стесывает снег на этом перевале до земли, и идти в общем-то трудновато. Зато если пройти метров 150–200 вдоль по гребню и вверх, там окажется хороший оригинальный спуск в Дизинскую долину. В общем, с этой точки маршрутов много, всех не перечесть, и всегда есть что попробовать новенькое.

Еще одно любопытное место находится непосредственно в самой зоне катания: посередине долины находится средних размеров извилистое ущелье с высокими стенками и привлекательными кулуарами, ведущими на дно ущелья. Пожалуй, это единственное место во всем Дизине, обнесенное предупреждающей сеткой с черепами. Пару дней мы объезжали его вокруг, облизываясь на нетронутый пухляк кулуаров; Афшин раз за разом прикидывал ситуацию, и изрекал вердикт, что мол нет, сегодня еще опасно, но, возможно, на следующий день с утра. В последний день катания все сложилось удачно, и мы все же проникли на запретную территорию. Что ж, totaly worth it! самые лучшие кадры у нас вышли именно оттуда.


Впрочем, был один волнительный момент: траверсом мы заехали на небольшую возвышенность перед обрывом, а стоявший чуть подальше и повыше Афшин вдруг замахал руками и посоветовал срочно убраться с этого места – поднявшись к нему, мы поняли почему. Там, где мы стояли, оказался мощный козырек с глубокой щелью шириной в локоть, видной с этого ракурса, которая вполне имела потенциал для превращения в линию отрыва лавины. О спуске вниз под козырек теперь не было речи, и мы пешком добрались до соседнего, более безопасного кулуара. В целом спуск прошел удачно, но все это было весьма рискованным предприятием, которое мы решили там пока больше не повторять.
Множество других менее примечательных маршрутов в самой долине Дизина рассматривать смысла нет, но они все интересны и разнообразны; что говорить, если вся зона катания – один сплошной офф-пист. Если свезет заодно с хорошим снежным покрытием, то соскучиться там просто будет негде. Найдется, что поделать не очень опытным райдерам (простенький off-piste рядом со склонами), так и опытным скитурщикам. Я считаю, что туда надо обязательно возвращаться с оборудованием для скитура и уходить за перевалы, самая мякотка находится именно там.
В Иране, чем более богатая семья, тем более раскрепощенные и европеизированные дети. Поэтому молодежь на курортах очень мало отличается от среднеевропейской молодежи; не могу сказать, хорошо это или плохо, но иранские горы – это такое место, где все ограничения исламской республики исполняются еще более спустя рукава, чем везде в Иране (что представить уже непросто). Например, кто-то из местных на трассах сдружился с Кириллом и Кристианом и звал их выпить в дружной компании вечером! Найти алкоголь в Иране, особенно в горах, не трудно, но это не значит, что это не сопряжено с некоторым, хоть и незначительным риском, поэтому мы решили не рисковать понапрасну и провести НГ полностью безалкогольно, о чем ни капельки не жалеем. Катание в хиджабах, которым нас пугали перед поездкой – это вообще дикость. Девушки в горах даже платок не всегда носят, или надевают его чисто формально, даже не убирая под него волосы, а катаются в шлемах и шапках, как будто в Европе.

Еще почему-то в Дизине много русских, внезапно. Мы точно слышали русскую речь на склоне несколько раз.

советы путешественникам
На наш беглый взгляд нам показалось, что ситуация в Иране напоминает поздний Советский Союз – строгость ограничений окупается тем, что относятся к ним очень формально, и все равно делают то, что считают нужным; в обществе сохраняется некоторое состояние двоемыслия. Часть иранцев оппозиционно настроена по вопросам политики своей страны, другая разделяет их.
В последний день мы взяли на всякий случай контакты отелей, тепло распрощались с Афшином и погнали к себе паковать вещи к нашему отъезду в Тегеран, унося с собой гнетущее чувство недокатанности – шутка ли, откатать всего 4 дня в сезоне! Но таков был изначальный план поездки, потому что нам предстояло пропутешествовать тысячу километров от нашего местоположения до Шираза и вернуться обратно на наш самолет в Москву, и все это за 4.5 дня!

"Ехать в иранские горы действительно стоит. За снегом, за нераскатанными склонами, за полной свободой передвижения и за самым легкодоступным внетрассовым катанием в мире. Все об Иранском снеге и внетрассовом катании – абсолютная правда, реальность даже превзошла ожидания.
Сложности подготовки трипа ничего не значат по сравнению с той лавиной впечатлений, которую мы получили."